На главную

Статьи, публикации, архив номеров  

«     2018     2017  |   2016  |   2015  |   2014  |   2013  |   2012  |   2011  |   2010  |   2009  |   2008  |   »
«     Январь  |   Февраль  |   Март  |   Апрель  |   Май  |   Июнь  |   Июль  |   Август  |   Сентябрь  |   Октябрь  |   Ноябрь  |   Декабрь     »

Крупным планом

01.09.2009 Торф для энергетики: за и против

 

Торф для энергетики: за и против

 

Беларусь, как и многие страны, стремится снизить энергетическую зависимость от импортируемых энергоресурсов. Обладая незначительными запасами нефти и не имея собственного природного газа, сделать это довольно сложно. Однако обострение «газовых отношений» с основным поставщиком энергоносителей – Российской Федерацией – заставило оперативно искать замену импортируемым энергоисточникам.

В первую очередь специалисты обратили свое внимание на лес и торфяники, на запасы бурых углей и сланцев и пришли к выводу, что использование местных видов топлива в топливно-энергетическом балансе страны можно увеличить до 25–30 %. Большие надежды при этом возлагаются на разработку торфяных месторождений. Но будет ли такая замена равноценной с точки зрения экономики и экологии?

 

В текущем году в энергетических целях планируется использовать 949 млн т у.т. торфа. Государственная программа «Торф» предусматривает дальнейшее увеличение потребления торфа на нужды энергетики. Так, в следующем году торфопредприятия должны обеспечить потребности страны в энергоресурсах за счет увеличения добычи торфа до 1,15 млн т у.т., к 2015 г. – до 1,4 млн т у.т. и к 2020 г. – до 1,5 млн т у.т.

Реализация этих планов потребует значительных капиталовложений. В 2009 г. на финансирование торфяной отрасли согласно госпрограмме «Торф» должно быть направлено порядка 100 млрд руб., причем большую часть (около 80 %) предполагается выделить из инновационного фонда Минэнерго. К сожалению, на самофинансирование торфопредприятий в ближайшее время рассчитывать не приходится – в первом квартале этого года их совокупная чистая прибыль составила всего около 3 млрд руб.

Как известно, большинство белорусских торфопредприятий создано еще в советское время, когда торф был одним из самых востребованных видов топлива, но в 1980–1990 гг. торфяная промышленность постепенно стала приходить в упадок. Энергетики направили усилия на нефтепереработку, на масштабную газификацию населенных пунктов и перевод энергетического оборудования на газообразное топливо. Беларусь в своей энергетической политике главную ставку сделала на российский газ. В результате все белорусские города и множество сельских населенных пунктов в настоящее время фактически прекратили использование торфа.

К примеру, в Гомельской области за последние 5 лет на газовое отопление переведено около 40 тыс. домов, треть из которых ранее использовали торф. Как подсчитали в Гомельском облисполкоме, благодаря таким мероприятиям общие потери объемов потребления населением торфа составили порядка 30 тыс. т брикетов в год, что сопоставимо с годовым выпуском продукции среднего торфозавода.

Жилищно-коммунальные службы из соображений экономии все чаще отдают предпочтение дровам. В первом квартале 2009 г. себестоимость 1 Гкал тепловой энергии, произведенной на котельных ЖКХ, составила 121,6 тыс. руб. при использовании дров и 155,2 тыс. руб. – при сжигании торфобрикетов. Логично, что выбор и в дальнейшем будет делаться в пользу более дешевого топлива.

По мнению специалистов, изменить ситуацию в коммунальном секторе можно за счет технической модернизации котельных, однако это очень сложная задача. В Беларуси не производятся котлы, которые позволили бы эффективно сжигать торфобрикеты, а закупка импортного оборудования подразумевает дополнительные затраты. Котлы, работающие на древесном топливе, не подходят для сжигания торфа, поскольку их перепрофилирование приведет к снижению КПД и, соответственно, к увеличению стоимости производимой тепловой энергии.

Таким образом, несмотря на стремление максимально снизить импорт дорогостоящих энергоресурсов, расчет на существенное увеличение объемов использования торфа вряд ли оправ­дан. Ведь для того, чтобы просто удерживать торфопредприятия на плаву, государство вынуждено ежегодно вкладывать в отрасль значительные средства. А дополнительная нагрузка может привести к досрочному выходу из строя и без того изношенного оборудования и потребует оперативного технического перевооружения многих объектов торфяной промышленности – опять-таки за счет бюджетных средств.

В данной ситуации помочь могли бы иностранные инвестиции, но ни в государственной программе «Торф», ни в каких-либо других документах, касающихся деятельности торфопредприятий, не прописана необходимость привлекать в отрасль зарубежные средства. При этом специалисты Белорусского института стратегических исследований (БИСИ) выяснили, что интерес со стороны иностранных инвесторов есть. Например, в конце 2008 г. в г. Лиде побывал директор литовского торфоперерабатывающего предприятия ЗАО «Плинскиу Вилистра» Альментос Вальтерос. Бизнесмен выразил заинтересованность в создании на территории Лидского района совместного белорусско-литовского предприятия по добыче и переработке торфа.

Но для того, чтобы в отрасль пришли иностранные инвесторы, торфопредприятия, находящиеся в республиканской собственности, должны пройти процесс приватизации. В БИСИ детально изучили этот вопрос и сделали ряд заключений. В 2008–2010 гг. должны быть приватизированы 20 предприятий торфяной отрасли. Шесть из них были приватизированы путем акционирования в 2008 г., девять пройдут эту процедуру в текущем году, а пять оставшихся – в 2010 г. Приватизация предприятий прошла по самой распространенной схеме – путем их преобразования в ОАО, в результате чего государство по-прежнему остается главным собственником. Вполне вероятно, что приватизация оставшихся объектов пройдет аналогичным образом.

В результате основная цель приватизации, когда государство полностью или частично утрачивает права владения, пользования и распоряжения собственностью, а госорганы утрачивают права непосредственного управления, на сегодня не достигнута. Однако такой вариант приватизации изначально был выбран госорганами в качестве приоритетного: получив весь пакет акций, государство усиливает свою позицию в переговорах с инвестором, требуя выполнения многочисленных дополнительных условий. С одной стороны, такая политика оправдана заботой о работниках: как правило, торфопредприятия располагаются в небольших населенных пунктах и обеспечивают работой значительную часть местного населения. Но в то же время дополнительные условия при продаже доли государства отражаются на дальнейшей рентабельности предприятий.

В качестве альтернативы можно было бы рассмотреть участие инвесторов в приватизации предприятия непосредственно на стадии акционирования. В результате инвестор мог бы рассчитывать на реальное и быстрое получение крупного пакета акций, а государство – на достижение конечной цели приватизации объекта, т. е. получение необходимых инвестиций наиболее коротким путем. Но, к сожалению, этот вариант до сих пор не рассматривался.

При расширении технических возможностей отрасли объемы добычи и использования торфа в малой энергетике могут увеличиться, однако при этом также возрастут выбросы углекислого газа и серы в расчете на единицу энергии. В Беларуси эмиссия парниковых газов с 1990-го по 2004 г. сократилась на 41,6 %. В значительной степени этому поспособствовало резкое сокращение использования торфа. К чему же приведет увеличение объемов его сжигания сегодня?

«Если мы придем к 25–30 % использования местного топлива в энергобалансе страны, то Беларусь через пару десятков лет выйдет на тот уровень выбросов парниковых газов, который был у нас в 90-х гг. прошлого столетия, – предостерегает академик НАН Беларуси, профессор Владимир Логинов. – О свободных квотах на неиспользуемые выбросы парниковых газов, которые мы сейчас имеем и которые теоретически можем продавать другим странам, нам тогда придется забыть».

 

Таблица

Увеличение выбросов (тыс. т) при замене газа другими источниками энергии на 1 млн т у.т.*

Выбросы

Источник энергии

каменный уголь

торф

бурый уголь

древесина (отходы растениеводства)

мазут
топливный

Диоксид углерода

878,0

1 867,0

1 910,0

1 574,0

622,0

Диоксид серы

7,47

9,84

33,4

Низкая сернистость

29,0

Зола

186,6

147,7

480,0

Низкая зольность

* По данным академика В. Логинова.

 

На продаже свободных квот Беларусь могла бы заработать определенную сумму. Но, принимая во внимание дальнейшее развитие отечественной экономики, продажа свободных квот до определения условий Киотского протокола на второй период его действия была бы большой ошибкой, считает В. Логинов. Ученый не исключает, что через 20–30 лет страна сама может оказаться в положении покупателя свободных квот на выбросы, вот только цены тогда будут намного выше. Таким образом, энергии мы получим «на копейки», а потеряем огромные суммы.

Рассмотрим, насколько развита сегодня торфяная промышленность в мире. Основными лидерами в области добычи и переработки торфа являются Финляндия, Канада и США. В Финляндии, как и в нашей стране, существует государственный контроль над торфяной промышленностью. Лишь 10 % рыночной доли торфа приходится на 200 мелких частных фирм. При этом Финляндия имеет самую большую долю торфа в энергетическом балансе (из него вырабатывается более 17 % всей энергии). Ежегодно в стране добывается около 10 млн т торфа.

США наряду с отлично развитой торфяной промышленностью считаются также мировым «лидером» по выбросам парниковых газов (22 %).

Почти половина мировых запасов торфа (47 %) находится в России. По информации Белорусского института стратегических исследований, их энергетический потенциал в пересчете на условное топливо превосходит суммарные запасы нефти, газа, древесины и уступает лишь углю. Однако о возрождении отрасли заговорили только в последние годы, когда, как и в Беларуси, стали задумываться об активном использовании МВТ. Пока доля альтернативных источников энергии в энергобалансе России (включая торф) составляет менее 1 %. Основными причинами, тормозящими развитие отрасли, специалисты называют значительные риски, связанные с несовершенством законодательства, развал торфяного машиностроения, дефицит квалифицированных кадров, сезонность работы и упадок отрасли в целом.

Однако, несмотря на трудности, производство местных видов топлива (в том числе и торфа) стало объектом инвестирования со стороны нефтяных компаний, банков и региональных администраций. В течение следующих 10 лет в России планируют открыть 31 новый торфозавод.

Запасы торфа в Беларуси оцениваются в 4 млрд т и и занимают 2,4 млн га. Но, даже учитывая незначительный объем использования торфа в энергетике, ряд торфопредприятий уже требует новых площадей добычи, а основные запасы торфа в стране сконцентрированы на охраняемых природных территориях и землях сельскохозяйственного назначения.

Не стоит забывать и о том, что при сжигании торфа образуется большое количество золы и возникает проблема ее утилизации. Негативных последствий использования торфа, конечно, можно избежать, однако для этого нужны колоссальные финансовые вложения и эффективные технологии. Пока у нас нет ни того, ни другого…

 

Ксения ВОЛОШИНА

 

Контакты

Беларусь: 220121, г. Минск
а/я 72
Тел.: +375 (17) 385-94-44,
385-96-66

Факс: +375 (17) 392-33-33
Gsm: +375 (29) 385-96-66 (Vel)

Е-mail: energopress@energetika.by
E-mail отдела рекламы:
reklama@energetika.by

© ОДО Энергопресс, 2003—2009. Все права защищены.
Мониторинг состояния сайта
Создание сайта Атлант Телеком