На главную

Статьи, публикации, архив номеров  

«     2018     2017  |   2016  |   2015  |   2014  |   2013  |   2012  |   2011  |   2010  |   2009  |
«     Январь  |   Февраль  |   Март  |   Апрель  |   Май  |   Июнь  |   Июль  |   Август  |   Сентябрь  |   Октябрь  |   Ноябрь  |   Декабрь     »

Крупным планом

01.07.2009 Российский взгляд на атомные риски

 

Российский взгляд на атомные риски

 

Нужна или нет Беларуси своя АЭС – вопрос, на который у многих нет однозначного ответа даже после официального на этот счет решения властей. Сторонники атомной энергетики в качестве основных аргументов приводят экономическую выгоду и повышение энергетической безопасности страны. Ожидается, что АЭС позволит экономить около миллиарда долларов в год на закупках газа, а себестоимость производства электроэнергии будет в 1,5–2 раза ниже по сравнению с тепловыми станциями.

Как известно, пока нет ответа на запрашиваемые в России для строительства АЭС 9 млрд долл. кредитных ресурсов. Не получен и проект контракта, который «Росатом» обещал представить белорусской стороне еще к середине июня. Все это вызвало новую волну дискуссий о целесообразности строительства АЭС и об альтернативных вариантах развития белорусской энергетики.

 

Ряд отечественных специалистов не раз акцентировал внимание на различных вариантах замещения атомных мощностей. В качестве альтернативы предлагалось, прежде всего, строительство ГАЭС, ГЭС и ветроэнергоустановок. С этой точкой зрения согласились и российские ученые, обосновав ее в монографии «Снижение потребления природного газа в Беларуси: ядерный и инновационный сценарии» (О. Бодров, В. Чупров и И. Шкрадюк), представленной на семинаре «Политика ЕС и Беларуси в области энергетики: делимся опытом». По мнению авторов книги, значительное сокращение импорта газа в среднесрочной перспективе возможно за счет модернизации газовой энергетики Беларуси и использования возобновляемых источников энергии.

В ходе исследований эксперты пришли к выводам о потенциально большой вероятности аварии на будущей белорусской АЭС, о том, что атомная генерация не поможет избавиться от энергетической зависимости от России, а лишь усилит ее, а также о больших дополнительных затратах в ходе строительства станции.

Согласно утверждениям российских ученых, экономические расчеты, на основании которых в Беларуси принято решение о строительстве АЭС, не учитывают ряд важных моментов. Рассмотрим некоторые из них. К примеру, ГНУ «Объединенный институт энергетических и ядерных исследований – Сосны» НАН Беларуси оценил атомный сценарий как более дешевый с точки зрения долгосрочных макроэкономических показателей по сравнению с модернизацией газовой генерации на основе ПГУ-технологий. В соответствии с этим заключением АЭС стабилизирует себестоимость электроэнергии в Белорусской энергосистеме на уровне 13 цент./кВт•ч вместо прогнозируемых в «газовом» сценарии к 2025–2030 гг. 18–21 цент./кВт•ч. Однако в оценках экспертов россияне отмечают ряд принципиальных неточностей.

Возьмем, к примеру, сравнение стоимости строительства АЭС и ПГУ-станций. В ядерном сценарии стоимость АЭС явно занижена. Так, в соответствии с данными ОИЭЯИ-«Сосны», удельная стоимость ПГУ-станций почти равна стоимости строительства АЭС: 1 116 долл./кВт против 1 126–1 299 долл./кВт для ПГУ-станций. Но при этом цифры по атомной генерации взяты за 2000 г., а стоимость ПГУ-технологий приведена на 2007–2008 гг. и, скорее всего, завышена с учетом опыта строительства ПГУ-станций в самой Беларуси.

При сравнительном анализе были использованы технические и экономические характеристики оборудования 30-летней давности. За это время газовые турбины и особенно парогазовые установки совершенствовались более быстрыми темпами по сравнению с «чисто» паровыми. Мировой опыт показывает, что стоимость строительства атомных энергоблоков в 1,5–2 раза превышает стоимость строительства ПГУ-станций. Причем этот разрыв увеличивается. Например, стоимость материалов для строительства АЭС выросла с 2000 г. к началу 2008-го на 173 %, в то время как для газовой генерации – на 92 %.

Кроме того, в атомном сценарии необходимо учитывать и затраты на последующее интегрирование АЭС в Белорусскую энергосистему. Ввод в эксплуатацию АЭС обострит и без того серьезные проблемы неравномерности графика нагрузки энергосистемы. Необходимы дополнительный горячий резерв мощностей в 550 МВт и гидроаккумулирующая станция мощностью 1 ГВт для компенсации низкой маневренности ядерной энергетики, а это немалые дополнительные средства. Кстати, необходимость ввода дополнительного горячего резерва на основе газа снижает эффективность АЭС с точки зрения экономии топлива на 0,12 млрд м3.

 

 

Времени для строительства этих мощностей остается мало, учитывая, что первый атомный блок в 1 ГВт должен быть введен в строй уже в 2016 г. Строительство его в лучшем случае начнется со следующего года – это значит, что на возведение первого энергоблока отводится 6 лет. Однако, как показывает практика, россияне не укладываются в заявленные сроки строительства ядерно-энергетических объектов и в своей стране, а машиностроительный комплекс традиционно долго выполняет заказы. Предпосылкой к тому, что белорусская станция станет долгостроем, является и существующий в России дефицит профессиональных строителей-атомщиков. Так, к строительству реактора на быстрых нейтронах БН-800 на Белоярской АЭС в Свердловской области привлекается низкоквалифицированная рабочая сила из Таджикистана и Азербайджана…

Российские эксперты уверены, что реальная стоимость строительства АЭС в Беларуси будет значительно выше заявленной изначально. Рост стоимости в процессе строительства является принципиальным фактором при оценке окупаемости и рентабельности атомных проектов. Например, стоимость строительства третьего блока Калининской АЭС (введен в 2004 г.) превысила расчетную более чем в 2 раза. Достройка почти наполовину готового объекта оказалась сравнимой с проектной стоимостью строительства с нуля. В итоге стоимость всего энергоблока составила 35,9 млрд рос. руб. вместо 16,8 млрд, а стоимость непосредственно достройки — 27,3 млрд рос. руб., что более чем в 3 раза дороже заявленной.

Аналогичная ситуация складывается и со строительством атомных энергоблоков в Финляндии и Франции. Стоимость реактора в Финляндии (1,6 ГВт) увеличилась в ходе строительства с контрактных 3,2 млрд евро до 4,7 млрд евро. При этом проект далек от завершения. Стоимость реактора на АЭС «Фламанвиль» (Франция) выросла с 3,3 до 4 млрд евро – на 20 %. Это привело к тому, что компания Areva увеличила прогнозируемую стоимость электроэнергии с 4,6 до 5,4 евроцент./кВт•ч.

Следует учесть тот факт, что рост тарифа на отпускаемую с атомных станций внутри России электроэнергию сдерживается также и за счет многочисленных субсидий. Недооценка доли субсидирования атомной энергетики в расчетах белорусских экспертов ведет к ошибочным оценкам тарифа. Среди схем субсидирования российской энергетики эксперты выделяют прямое бюджетное субсидирование, зарубежную помощь и налоговые льготы.

Ежегодно федеральный бюджет направляет на атомную энергетику значительные средства в рамках таких программ, как «Безопасность атомной промышленности России», «Безопасность атомных электростанций и исследовательских ядерных установок», «Безопасность и развитие атомной энергетики». В рамках этих программ ежегодно выделялось до 2,5 млрд рос. руб. (данные на 2004 г.). До 2015 г. только на строительство новых АЭС в рамках программы по развитию ядерного комплекса будет направлено около 700 млрд рос. руб. бюджетных ассигнований.

Кроме того, «Росатом» получает безвозмездную зарубежную помощь в ряде международных программ. По данным Счетной палаты, в 1998–2000 гг. в качестве международной помощи на финансирование работ по обращению с радиоактивными отходами от иностранных государств и организаций поступило более 270 млн долл.

К примеру, в 2003 г. велась работа по 152 международным проектам общей стоимостью 164 млн долл. В августе 2003 г. Финляндия выделила «Росэнергоатому» около 300 млн рос. руб. для повышения уровня безопасности Ленинградской АЭС. В том же году правительство ФРГ направило около 7 млн евро на реализацию проектов по физической защите ядерных материалов на территории Российской Федерации.

В связи с принятием Закона «Об освобождении от уплаты налога на имущество предприятий, занимающихся хранением радиоактивных материалов и РАО» были приняты поправки к Налоговому кодексу РФ. В соответствии с ними организации, занимающиеся хранением радиоактивных материалов и РАО, освобождаются от налога на имущество. С учетом стоимости имущества действующих хранилищ госкорпорация «Росатом» может получать скрытые субсидии в виде освобождения от налогов на сумму до 2 млрд рос. руб. ежегодно.

Кстати, по словам кандидата технических наук, эксперта Международного социально-энергетического сообщества Игоря Шкрадюка (одного из авторов книги), строительство АЭС не избавит Беларусь от энергетической зависимости от России: «Беларуси придется покупать ядерное топливо именно у России, а не у западных компаний. Это связано с технологическими особенностями нашей станции». Таким образом, выбор реактора российского производства ВВЭР-1000 означает и выбор поставщика уранового топлива. Отметим, что ни одна страна, имевшая построенные СССР атомные станции, не смогла сменить поставщика ядерного топлива. Это подтверждает тезис об очередной монопольной зависимости Беларуси от России…

Отдельно следует остановиться на самой стоимости уранового топлива. В исследованиях по оптимизации Белорусской энергосистемы нашими учеными принят рост стоимости ядерно-топливного цикла на 0,5 % в год. Стоимость ядерного топлива примерно на треть формируется от стоимости природного урана. С середины 2003 г. стабильная до этого цена природного урана резко выросла: с 10–12 долл. за фунт до 130 долл. за фунт в 2007 г., или более чем в 10 раз. И хотя основной рост пришелся на спотовый рынок урана, тем не менее, контрактные цены также значительно выросли. Ожидается, что стоимость природного урана будет только расти в связи с дефицитом его предложения на рынке.

На сегодня единственное крупное действующее урановое месторождение в России обеспечивает только 16–18 % потребностей в природном уране – 3,2 тыс. т в год при необходимых около 20 тыс. т (с учетом поставок на зарубежные станции). Недостающую часть компания «ТВЭЛ», отвечающая за обеспечение топливом российских и зарубежных атомных станций, берет из складских запасов. До сих пор российская атомная энергетика существовала за счет советских запасов урана и действующих рудников, отрытых еще в СССР. Открытие и обустройство новых месторождений требует значительных финансовых ресурсов, и в этой связи есть вероятность, что частично расходы будут покрываться за счет тарифа на электроэнергию.

В соответствии с данными «Росатома», складские запасы, покрывающие потребности в уране на 30 %, будут исчерпаны к 2015 г. (напомним, что ввод первого атомного энергоблока в Беларуси планируется в 2016 г.). Кроме того, порядка 20–25 % потребностей урана в настоящее время покрывается за счет ввоза обедненного урана из Западной Европы. Но контракты на его ввоз завершаются в текущем году и, скорее всего, продлеваться не будут. С учетом выбытия этих двух источников дефицит урана составит порядка 50 % от нынешнего уровня потребления.

Кстати, ситуация в России не уникальна. По прогнозам МАГАТЭ, к 2020 г. годовое производство урана вырастет до 65–70 тыс. т при росте потребления — 82–85 тыс. т.

Говоря об отработавшем ядерном топливе, необходимо отметить, что и здесь наблюдается устойчивый рост стоимости его хранения и переработки. Так, в 2009 г. «Росатом» повысил расценки за хранение и переработку ОЯТ с украинских АЭС примерно на 17 % – с 360 до 423 долл. за кг. При этом реальную стоимость хранения в долгосрочной перспективе оценить сложно, но очевидно, что она будет расти.

Итак, стоимость конверсии урана на мировом рынке с 2004 г. выросла более чем на 40 %, стоимость обогащения с 2005 г. увеличилась примерно на 45 %, стоимость утилизации отработавшего ядерного топлива украинских АЭС в России в текущем году выросла на 17 %… В этой связи можно утверждать, что в ближайшие десятилетия стоимость ядерно-топливного цикла на всех стадиях будет расти темпами, явно превышающими заявленные белорусскими специалистами 0,5 % в год.

На еще одном важнейшем факторе акцентируют внимание российские ученые – риске аварии. По мнению экспертов, выступающих в пользу строительства АЭС в Беларуси, современные проекты АЭС нового (третьего) поколения имеют гораздо меньший риск выхода радиоактивности за пределы реакторной установки – 10 на один реактор в год. Но риск аварий с выходом радиоактивности за пределы реакторной установки для реакторов чернобыльского типа оценивается также в 10 на один реактор в год…

Как отмечают эксперты, самые большие риски в работе АЭС – в начальный период эксплуатации и в момент приближения к выработке ресурса. Ввод в эксплуатацию в течение нескольких лет шести атомных энергоблоков в Беларуси, Литве и России (Калининградская АЭС) и одновременный вывод из эксплуатации Игналинской АЭС будут создавать наивысшие вероятности аварийных ситуаций на АЭС. Эти транснациональные риски не учитывались при принятии национальных решений о строительстве АЭС.

Отдельным вопросом стоит вывод АЭС из эксплуатации. Современные данные о стоимости вывода из эксплуатации энергоблоков включают много неопределенностей. Например, Совет по национальным ресурсам США и Агентство по атомной энергии оценили стоимость вывода из эксплуатации как 10–15 % от стоимости строительства объекта.

Оценка стоимости вывода из эксплуатации энергоблока с реактором ВВЭР-440, по данным МАГАТЭ, может составлять 350 млн долл. при немедленном демонтаже и 300 млн долл. – при отложенном на 40 лет демонтаже (795 и 690 долл./кВт установленной мощности соответственно).

Вместе с тем практический опыт показывает, что приведенные оценки существенно занижены. Так, в Германии затраты на вывод энергоблоков АЭС с ВВЭР-440 оказались более чем вдвое выше прогнозируемых МАГАТЭ. При выводе из эксплуатации 6 энергоблоков АЭС «Норд» затраты составят 3,2 млрд евро. АЭС «Норд» будет выводиться из эксплуатации в течение 45 лет – с 1990-го по 2035 гг. до состояния «коричневой лужайки» с созданием на месте бывшей АЭС технопарка. При этом останется нерешенной проблема ОЯТ, которое находится во временном (50 лет) хранилище.

В Литве на вывод из эксплуатации двух энергоблоков РБМК-1500 в течение 30 лет первоначально планировалось потратить 1,2 млрд евро. Спустя несколько лет сумма увеличилась до 2,5 млрд евро. В дальнейшем эти затраты еще увеличатся, поскольку пока не разработана технология утилизации 3 400 т графита (замедлителя нейтронов в реакторах РБМК), содержащего радиоактивный изотоп углерода-14. Кроме того, не найдена технология долговременной изоляции или захоронения на территории Литвы отработавшего ядерного топлива.

Учитывая технологические, транснациональные и прочие риски, а также возрастающие в процессе строительства АЭС затраты (особенно при затягивании сроков), ученые пришли к выводу, что атомный сценарий развития белорусской энергетики – наиболее дорогой и рискованный. Строительство АЭС только частично решает задачу замещения импорта газа, создавая при этом массу новых проблем.

Российские эксперты считают возможным значительно сократить объемы потребления газа в Беларуси, как уже отмечалось выше, путем модернизации ТЭЦ и активного использования возобновляемых источников энергии. В результате проведенных исследований и анализа ученые пришли к выводу, что инновационный сценарий развития белорусской энергетики на 20–40 % дешевле ядерного. В качестве альтернативы атому названы, прежде всего, ветроэнергетика, энергия биомассы и биогаз. По данным экспертов, строительство 3,5 тыс. ветроэнергоустановок мощностью 2 МВт каждая позволит производить такой же объем электроэнергии, как и АЭС. Это потребует 7 млрд долл. инвестиций, включая подготовку ВЭУ к эксплуатации, что меньше 9 млрд, необходимых для атомной генерации. Поскольку цикл строительства ветроустановки занимает менее года, то можно оперативно корректировать ввод ветроэнергетических мощностей в зависимости от динамики энергопотребления. Кстати, альтернативный инновационный сценарий позволяет снизить потребление газа в энергетике до 2020 г. почти на 50 %: с 18,5 млрд м3 до 9,3 млрд м3.

 

Светлана ШАБЛИНСКАЯ

 

Контакты

Беларусь: 220121, г. Минск
а/я 72
Тел.: +375 (17) 385-94-44,
385-96-66

Факс: +375 (17) 392-33-33
Gsm: +375 (29) 385-96-66 (Vel)

Е-mail: energopress@energetika.by
E-mail отдела рекламы:
reklama@energetika.by

© ОДО Энергопресс, 2003—2009. Все права защищены.
Мониторинг состояния сайта
Создание сайта Атлант Телеком